[sticky post]Краткое оглавление.
vlad17_gradov
Политические прогнозы.
Революция 27 февраля 1917 года.
Июльские демонстрации 1917 года.
Революция 25 октября 1917 года.
Брестский мир.
Чехословацкий мятеж.
Изгнание Комуча.
Создание ВСЮР.
Разгром Колчака на Урале.
Бои за Касторное.
Бегство из Новороссийска.
Штурм Перекопа.
Десятый съезд РКП(б).

Автобиография П.М.Керженцева.
vlad17_gradov
Керженцев, Платон Михайлович [1881-1940]. Мой отец - доктор (М.Д.Лебедев) был депутатом в 1-й Государств. Думе и за Выборгское воззвание сидел в тюрьме. Я родился в 1881 г. в Москве, учился в гимназии, потом на историко-филологич. факультете.

Студентом работал по статистике на обследованиях крестьянского хозяйства. Это непосредственное изучение деревни дало первый толчок к марксизму. В феврале 1904 г. был арестован и полгода просидел в Таганке. Здесь познакомился с рядом революционных деятелей (Л.Каменевым, Б.Кнуньянцем и др.). Проштудировал основательно легальную и нелегальную литературу марксизма и народничества. Вышел из тюрьмы - лучшего университета в моей жизни - большевиком.

По выходе из тюрьмы был сослан в Нижний под надзор и сейчас же вступил в партию (1904). В Нижнем работал в большев. организации, как пропагандист, агитатор, литератор - до начала 1906 г., когда был арестован, сослан в Вологодск. г.

В Нижнем писал в газете и выпустил указатель социал-демокр. литературы (Библиотека С.-Д.), выдержавший несколько изданий и разошедшийся во время первой революции во многих десятках тысяч экз. В Нижнем в партийной работе пришлось близко познакомиться с Яковом Свердловым (и всей его семьей), Седым, Н.Семашко, А.Рыковым, М.Владимирским, А.Лежавой и др.

В Вологде вместо З-х лет пробыл ровно три недели, бежал и перешел на нелегальное положение. Так прожил шесть лет (гл. обр. - в Питере и Киеве). В Питере работал в партии, принимал участие во всех большевистских период. изданиях.

В Киеве принимал участие в местных газетах ("Киевская Мысль", "Киевские Вести"). В 1912 г. эиигрировал. Эмигрантом больше всего жил в Лондоне, а также в Америке и Париже. Был участником заграничных организаций большевиков. Корреспондировал из Лондона и Нью-Йорка в разл. газеты и журналы ("Правда", "День", "Киевск. Мысль", "Летопись" и др.).

После революции вернулся из Америки через Японию в Россию. Начал работать в "Новой Жизни" - гл. обр. писал против оборончества, империализма и т. п. С 1918 г. стал ближайшим сотрудником, а затем замест. ред. "Известий ВЦИК".

С весны 1919 г. до конца 1920 г. был ответственным руководителем "Роста", превратил этот аппарат во всереспубликанский, создав до сотни отделений, свыше 200 газет, ежедневную "Агит- Роста" окна сатиры и проч. Летом 1920 г., как член мирной делегации, вел переговоры с Финляндией, закончившиеся подписанием сперва перемирия, потом - мира.

В 1921 г. был назначен полномочным представителем РСФСР в Стокгольм, где и пробыл два года. В Швеции вел переговоры со всеми тремя скандинавскими странами о договорах. Подписал договор с Норвегией и Швецией (последний рикстагом не был ратифицирован).

С весны 1923 г. вернулся для работы в Россию. В 1923-24 гг. работал почти исключительно в области НОТ (как председ. секции НОТ на транспорте, член президиума совнота РКИ, основатель "Лиги Время - Лиги НОТ" и председ. президиума лиги, председатель Оргкомиссии по созыву 2-й конференции по НОТ, редактор журнала "Время" и т.д.).

С апреля назначен послом СССР в Италии. Мои литературные работы идут по четырем руслам. По вопросам коммунизма: "Ленинизм" (с предисловием Н.Крупской) (3 изд.), "Чему учит Ленин", "Страницы истории РКП", "Библиотека коммуниста" (4 изд.) и др.

На историко-политические темы: "Революционная Ирландия" (3 изд.), "Англия и англичане", "Новая Англия", "Лондон", "Союзники и Россия" (есть два франц. изд.) и др.

По вопросам организации: "Принципы организации" (4-е изд.), "НОТ" (2 изд.), "Организуй самого себя" (2 изд.) и др. По вопросам культуры: "Творческий театр" (5 изд. - есть немецк. пер.), "К новой культуре", "Газета" (3 изд.) и др.

[В 1926—1927 годах был председателем редакционного совета ОГИЗа. В 1927—1928 годы работал заместителем управляющего Центрального статистического управления СССР. 1928—1930 годы - заместитель заведующего агитационно-пропагандистским отделом ЦК ВКП(б). С 1930 по 1933 год занимал пост Управляющего делами Совнаркома СССР. В 1933—1936 годах был председателем Комитета радиофикации и радиовещания при Совнаркоме СССР. В 1936—1938 годах возглавлял Комитет по делам искусств при Совнаркоме СССР С 1938 года был главным редактором и директором Малой Советской энциклопедии. Умер в 1940 году в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.]

Спрос и предложения.
vlad17_gradov
В публикации Московского центра Карнеги от 6 ноября 2017 года А.Г.Баунов проанализировал отношение различных слоев российского общества к революциям 1917 года. Общий вывод был следующий:

"О революции 1917 года к ее столетию в России говорят так мало, что за границей заподозрили: от граждан скрывают юбилей, о котором не знают, как напомнить. И как напомнишь, если российские граждане скрывают его от самих себя. Сбыт даже ограниченного юбилейного предложения не гарантирован, на большой серьезный разговор о революции нет общественного спроса."

https://carnegie.ru/commentary/74644

Конечно, события столетней давности не могут сравниться по актуальности с выяснением наследственных прав родственников кинозвезды. Хотя отсутствие спроса на медиарынке еще не означает отсутствие общественного спроса.

Баунов поясняет, что дело не в слабости интереса к революционной эпохе, а в отсутствии общепринятого подхода к давним событиям:

"Не существует не только общенациональной трактовки революции, нет своего непротиворечивого толкования у традиционно вычленяемых фракций – государства, оппонирующей ему интеллигенции и простого народа. Власть хотела бы однозначно осудить революцию, но не может. В ее современном словаре слово "революция" помечено как бранное. Это разрушение стабильности, порядка, государства..."

Здесь интересно противопоставление "интеллигенции" государству. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что взгляды правительства не слишком расходятся не только с условной оппозицией, но и с Бауновым, который пишет:

"...проклиная политическую отсталость и изолированность России, даже самые избирательные из критиков не могут не понимать, что утопическое и репрессивное советское государство основано оппозицией, бывшими отличниками протеста, и оно же оказалось единственным наследником демократической либеральной традиции русского сопротивления царизму: именно поэтому демократы 90-х убрали свободолюбивого Чернышевского из школьного куррикулума. Поэтому, метя в Советский Союз, многие стараются обходить саму революцию, сосредоточившись на предъявлении счетов более позднему времени, и оставлять неоплаченными более ранние, не говоря о дореволюционных."

То есть, рекомендация автора из Московского центра Карнеги заключается в том, чтобы "оплатить счета" и по сталинским, и по революционным, и даже по дореволюционным эпизодам. Оставаясь противником "репрессивного советского государства", Баунов признает, что оно "оказалось единственным наследником демократической либеральной традиции русского сопротивления царизму". Какой традиции следуют московские "либералы", автор не уточняет. Зато он охотно ссылается на результаты недавнего социологического опроса:

"Большинство, согласно опросу Левада-центра, считает приход к власти большевиков незаконным и причину революции видит в слабости власти, заговоре врагов России и экстремизме политических авантюристов. С другой стороны, половина опрошенных считает, что Октябрьская революция сыграла положительную роль в истории России, и только треть, что отрицательную, а больше половины – что и после революции Россия продолжала развиваться своим естественным путем."

Надо сказать, что Россия и весь мир развивались и развиваются "своим естественным путем", как бы к этому не относились участники опросов, даже если путь приведет в тупик или в пропасть.

Автобиография Э.И.Квиринга.
vlad17_gradov
Квиринг, Эммануил Ионович [1888-1937]. Род. в 1888 г. Мое детство прошло в селе, В город учиться меня отправили, когда мне было 11 лет. В 15 лет моя учеба закончилась.

5 классов - дальше отец не мог тянуть, и я в ожидании работы в городе поехал домой в село. Там и захватила меня революция 1905 г. Помещиков в нашем районе нет, и единственным отголоском великой встряски страны были слухи с железной дороги, проходящей в нескольких верстах.

С железной же дороги пошли газеты. "Сын Отечества" - первая газета, которая пробудила мою мысль. Но главный толчок к политическому развитию я получил от местного земского врача, молодого неокончившего студента-болгарина. Студент-врач оказался марксистом, и скоро я начал зачитываться брошюрками. Мой первый учитель марксизма был большим поклонником Лассаля, и потому блестящие речи Лассаля были одними из первых серьезных книг, на которых я воспитывался.

К концу 1906 г. я получил работу в Саратове (в аптеке). С этого времени начинается мое организационное сближение с рабочим движением. Я тогда уже считал себя социалистом и был одним из организаторов профессион. союза аптекарских служащих. В саратовской лиге содействия профдвижению (позже я узнал, что это была ширма и одна из форм работы с.-д.) я столкнулся с товарищами самых разных толков, но реакция надвигалась быстрыми шагами, лигу закрыли через несколько месяцев, профсоюзы распустили, организационный центр распался.

Нас осталась небольшая группа, некоторое время тянувшая нелегальное существование профсоюза, это была агония. Реакция крепчала, - мы, группа неопытной, "сочувствующей" социализму молодежи, не знали, что делать. Ударились в самообразование. Сгруппировались вокруг "Вестника знания".

Мне приходилось говорить с рядом крупных работников моего поколения, все они так или иначе группировались в годы реакции вокруг кружков "Вестника знания". В нашем кружке, или обществе, как оно называлось впоследствии, легализированном или полулегализированном, так как мы зарегистрировались но о собраниях наших никому не сообщали, - шла оживленная кружковая работа.

Здесь я прошел Богданова, "Политэкономию" Железнова; здесь уже велись диспуты, которые превращались в споры социал-демократов, анархистов, соц.-револ. Еще от первого своего учителя-болгарина я считал себя марксистом, и работа в кружках все укрепляла меня на этой позиции.ДобавкаCollapse )

Автобиография А.А.Иоффе.
vlad17_gradov
Иоффе, Адольф Абрамович [1883-1927], (литер. псевд. В.Крымский), род. 10 октября 1883 г. в г. Симферополе (Крым) в богатой купеческой семье. Еще в конце 90 годов, когда усилилось рабочее движение вообще, а забастовочное в особенности, и когда началось известное гонение против студенчества, вошел в революционное движение и вступил в российскую социал-демократическую рабочую партию.

Ввиду этого, в 1903 г., по окончании гимназии как "политически неблагонадежный" не мог поступить ни в один российский университет, а потому уехал за границу в Берлин, где поступил на медицинский факультет, продолжая в то же самое время свои занятия социально-политическими науками и участвуя как в германском соц.-дем. движении, так и в российском, в качестве члена берлинской группы содействия РСДРП.

В 1904 г. по поручению ЦК РСДРП поехал с транспортом нелегальной партийной литературы и для пропагандистской работы. В Баку работал большевистской организации, но в том же году, скрываясь от арестов, должен был покинуть Закавказье и был отправлен в Москву для той же пропагандистской работы.

В Москве тоже вскоре провалился и скрылся за границу, куда прибыл сейчас же после событий 9-го января 1905 г. Немедленно же опять вернулся в Россию и принимал участие в революции в различных городах. Сначала на севере, а затем на юге. Во время Потемкинского восстания был в Крыму и устраивал впоследствии побег К.Фельдману, одному из участников этого восстания, из Севастопольской военной тюрьмы.

После этого должен был опять скрыться за границу. В Берлине, после "Стокгольмского объединительного съезда РСДРП", был назначен одним из четырех членов первого "Заграничн. Бюро Центр. Комитета РСДРП".

В мае 1906 г., по постановлению тогдашнего германского имперского канцлера фон-Бюлова, был выслан из пределов Германии, как "неудобный иностранец" и уехал опять в Россию (в Москву), но преследуемый там, избегая ареста, опять вынужден был скрыться за границу и отправился в Цюрих, где поступил на юридический факультет, продолжая в то же время свою революционную и партийную деятельность.

В 1907 г. из Швейцарии опять вернулся в Россию, а в 1908 г. опять вынужден был скрыться за границу. Обосновался в Вене, где вместе с Троцким начал издавать газету "Правда". От имени редакции этой газеты в 1910 г. совершил объезд российских партийных олганизаций.

Такой же объезд сделал в 1911 г., а в 1912 г., когда была организована организационная комиссия по созыву общепартийного съезда всех фракций партии, вошел в эту комиссию, как представитель группы и редакции "Правда".

В качестве члена организационной комиссии, опять-таки нелегально, объезжал российские организации с агитацией за созыв съезда. Во время пребывания в г. Одессе в 1912 г. вместе со всей одесской организацией партии был арестован. Т.к., для суда материала не было, то после 10 мес. сидения в одиночке был в административном порядке сослан на крайний север Тобольской губернии на 4 года.

В связи с арестом в г. Александрии, в Египте, редактора газеты "Моряк", с которой имел сношения в качестве соредактора "Правды", и при обыске у которого был найден весь архив редакции, в том числе и письма за подписью Крымский и, таким образом, идентичность между Иоффе и Крымским для суда могла быть установлена - был в 1913 г. в Сибири опять арестован и привлечен к делу черноморского союза моряков по 102-й статье.

На суде признал свою принадлежность к партии, но, ввиду начавшейся войны и мягкости приговора вообще, не был осужден на каторгу, а с лишением всех прав состояния - к пожизненной ссылке на поселение в Сибири. Однако, сослан не был, ввиду предъявления, на основании тех же материалов, обвинения уже в принадлежности к партии; был переведен в каторжный корпус и содержался на каторжном режиме.

В 1916 г. вторично судился и, принимая во внимание, что и на первом процессе открыто признавал свою принадлежность к партии, был присужден опять к ссылке на поселение в Сибири. Был водворен в Канском у. Енисейск. г. и ввиду недостатка врачей в Сибири из-за мировой войны был принудительно назначен заведующим больницей на слюдяных копях в самой глуши тайги. Из Сибири продолжал сотрудничать в различных нелегальных органах.ДобавкаCollapse )

Автобиография А.С.Енукидзе.
vlad17_gradov
Енукидзе, Авель Сафронович (автобиография) (партийн. клички: "Золотая рыбка", "Абдул", "Авель"), родился 7/20 мая 1877 г. в с. Цкадиси Рачинского у. Кутаисской губ. [1877-1937] До 12 лет рос в деревне среди красивейшей природы горной Рачи и учился в сельской школе. С 1889 по 1892 г. учился в уездном училище Мингрелии, а в 1893 г. переехал в Тифлис учиться, где окончил среднее техническое образование в 1897 г.

С начала 1894 г. в Тифлисе под влиянием политической забастовки в Духовной семинарии, которая являлась тогда центром революционной молодежи, и в других учебных заведениях стали организовываться ученические нелегальные кружки. Кружок, в котором я принимал участие с 1894 г., имел сначала программу полу-националистическую, полу-марксистскую. С весны 1896 г. я был членом уже смешанного кружка, состоящего из рабочих и учащихся, и с этого момента начинается мое марксистское воспитание.

На всю нелегальную литературу того времени, на статьи "Современника", нового "Мира Божьего", "Самарского Вестника", а затем "Нового Слова", мы набрасывались с величайшей жадностью. Летом 1897 г., не имея средств продолжать дальнейшее образование, я поступил на железную дорогу и работал в сборном цехе главных мастерских Закавказских железных дорог.

Там я впервые стал работать в рабочих кружках в качестве пропагандиста и организатора. К тому времени тифлисская организация заметно расширила свою работу и среди других фабрик и заводов Тифлиса. Наша организация тогда уже имела связь с петербургским "Союзом борьбы за освобождение рабочего класса", а после I съезда РСДРП - и с другими организациями России.

В сентябре 1898 г. я получил перевод в бакинское депо в качестве помощника паровозного машиниста. В Баку я вскоре завязал связи, кроме железнодорожных рабочих, и с рабочими заводов и промыслов нефтяного района. В то время в Баку никаких с.-д. организаций не существовало, кроме маленькой группы рабочих, высланных туда из Москвы известным Зубатовым.

Вместе с ними мне удалось организовать в трех районах Баку кружки из рабочих (в гор. Сабунчах и Балаханах). Таким образом, начало 1899 г. можно считать началом основания бакинской с.-д. организации. С приездом в Баку покойного Вл. Кецховели, высланного из Тифлиса, как организатора трамвайной забастовки, начинается правильная работа и укрепление бакинской организации.

За годы 1899, 1900 и 1901 нам удалось в Баку создать бакинский комитет РСДРП, расширить работу в районах, создать маленькую нелегальную типографию и т.д. С весны 1901 года, по предложению партии, вплотную ушел в революционную работу и вместе с Кецховели работал в подполье. С осени 1901 г. была образована в Баку группа "Искры", и с тех пор мы были с "Искрой" в постоянных сношениях.

За это время мы в Баку организовали большую нелегальную типографию, в которой, между прочим, были перепечатаны NN-7 и 11 "Искры", NN-5-8 "Южного Рабочего" и др., и наладили транспорт заграничной литературы через Батум.

В апреле 1902 г. был арестован за майскую демонстрацию. После освобождения в мае того же года продолжал работать в организации до 2-го сентября того же года, когда вместе с Кецховели снова был арестован и переведен в тифлисский Метехский Замок, где просидел до лета 1903 г.

Летом принимал участие в посылке делегата на II съезд РСДРП. Осенью 1903 года снова был арестован и отправлен в ссылку в Восточную Сибирь, но по дороге бежал и окончательно перешел на нелегальное положение. С ноября 1903 г. по решению ЦК партии я работал в большой подпольной типографии ЦК РСДРП вплоть до ликвидации перевозки этой типографии в Петербург в феврале 1906 г.ДобавкаCollapse )

Автобиография П.Е.Дыбенко.
vlad17_gradov
Дыбенко, Павел Ефимович [1889-1938]. Родился 16 февраля 1889 г. Уроженец села Людков Новозыбковского у. Черниговской губ. (ныне Гомельской). Происходит из крестьян. Его родные - мать, отец, брат и сестра до сих пор живут в с. Людков и занимаются крестьянством. Крестьяне данного уезда являются малоземельными.

Земельные участки для крестьян до революции были нарезаны исключительно на весьма песчаной почве. Вся более удобная и более плодородная земля принадлежала помещикам, коих на территории уезда было - крупных 7 и мелких, как называется столбовых дворян, в одном только с. Людкове около 40 домов.

Мелкопоместные дворяне располагали от 100 до 300 десятин пахотной земли. Крестьянство данного уезда и особенно с. Людкова было весьма бедное, постоянно занималось отхожим промыслом, эмиграцией в Америку и поденными работами у мелкопоместных дворян.

К числу таких бедных крестьян принадлежала и семья Д., которая при 9 душах семьи имела три десятины земли, одну лошадь и одну корову. Отец и мать постоянно работали на поденных работах. Из работоспособных в семье было только двое- отец и мать. Остальные члены семьи - 6 детей (самой старшей сестре в 1899 г. было 13 лет) и дедушка 102 лет. Нищета, как вечный спутник в семье Д., заставляла малолетних детей итти на поденщину в летнее время зарабатывать гроши.

Д. уже семи лет вместе с отцом работает в поле - помогает боронить и возить удобрение, а в свободное время пасти скот мелкопоместных помещиков. Мать, обремененная кучей малолетних детей и изо дня в день работающая, особенно весной и летом, по вечерам и рано утром у себя, а днем поденщицей за гроши, с ненавистью относилась к помещикам, всегда проклиная их, как живущих за счет крестьян и не ценивших их труда.

Еще с малых лет, при таких тяжелых условиях жизни, среди всех членов семьи зарождалась ненависть к помещикам-поработителям. Несмотря на весьма тяжелые условия существования семьи, Д., как старший сын 6 лет был отдан учиться к поповской дочери, которая занятия с ним и еще четырьмя крестьянскими детьми производила в холодной кухне, где одновременно помещались телята и молодые овцы.

Поповна-учительница в методах воспитания чуть ли не ежедневно применяла рукоприкладство и избиение. Такое отношение, несмотря на желание во что бы то ни стало учиться, заставило бросить заниматься после 4 месяцев и только на следующий год он поступил в народную школу.

Будучи в народной школе хорошим учеником, он пользовался любовью со стороны заведующей школой М.К.Давыдович, которая в то время состояла в партии с.-д. По окончании народной школы мать и отец отказались дальше учить, несмотря на просьбы Д., и только благодаря настоянию Давыдович, которая с ним все время занималась, удалось переломить упорство родителей и осенью 1899 г. поступить в З-х классное городское училище.

Когда он был учеником народного училища, родные не могли ему помогать абсолютно ничем, и поэтому приходилось во время каникул работать у мелкопоместных дворян, дабы иметь средства приобрести учебники и сшить себе обмундирование. В течение 4 лет учения в городском училище Д. не порывал связи со своей прежней учительницей, которая в известной степени влияла и на его воспитание.

Будучи учеником городского училища в 1905 г., еще не отдавая точно отчета, что именно происходит, Д. принимает участие в забастовочном движении учеников реального, технического и городского училища, за что в 1906 г., после усмирения крестьянского восстания Новозыбковского уезда Дубасовым, привлекался к ответственности стародубским Окружным судом. На суде был оправдан.

14 лет окончил трехклассное городское народное училище, после чего родители категорически отказались продолжать его учить, ссылаясь на свою нищету и требуя от него поступить на службу и помогать им кормить других детей. К этому времени средний брат, Федор Ефимович (который в 1919 г. был убит во время гражданской войны при взятии ст. Дебальцево, будучи командиром дивизии), поступил также в городское училище и требовал учить и его.

Пришлось подчиниться родным и поступить служить в казначейство в г.Новоалександровске, где казначеем был один из родственников. Через полтора года службы в казначействе Д. был уволен со службы по настоянию новоалександровского исправника, как состоящий в нелегальной организации.

После исключения из казначейства уехал в г. Ригу, где 17-летним юношей поступил работать простым грузчиком на пароходы, где работал в течение двух лет. Данная работа являлась сезонной, поэтому зимой был безработным. Однако, в течение лета удавалось скопить незначительные средства, и на эти гроши удавалось посещать зимой электротехнические курсы. В 1910 г. поступил работать на рижский холодильник.

Во время работы на холодильнике связался с группой большевиков-латышей, где вместе с ними, не будучи членом партии, работал. За забастовку на холодильнике был уволен и в июле 1910 г. работал на постройках, где также в августе месяце вспыхнула забастовка. Во время этой забастовки, будучи уже под наблюдением полиции и будучи разыскиваем ею, уехал в Либаву, где нелегально прожил до весны 1911 г.ДобавкаCollapse )

Автобиография Я.Н.Дробниса.
vlad17_gradov
Дробнис, Яков Наумович [1890-1937], род, в 1890 г. 6 марта в г. Глухове Черниговской губернии, в семье рабочего-сапожника. По окончании низшей школы я был отдан в сапожную мастерскую для обучения сапожному ремеслу. Семья моего отца была многочисленная. Нужда всегда царила в доме, и это тоже ожесточало моего отца, который создавал суровую обстановку в семье, и было трудно дышать.

Среда сапожников, отличавшихся невежеством, пьянством и разгулом, особенно влияла на меня, и все это вместе взятое толкало меня на поиски нового. В 13 лет я уехал из дому. Добрался до Астрахани, но как еврей, не имеющий права жительства, этапным порядком был выслан в родной город.

По этапам встретился с некоторыми политическими заключенными, что было для меня первым толчком к революционной деятельности. В г. Глухове я встретился с высланным из Баку за пропаганду Борисом Рогачевским, рабочим-сапожником, который ввел меня в революционную среду. Кроме этого на меня оказали сильное влияние начавшиеся в 1904-1905 годах аграрные беспорядки, которые в Глуховском уезде, где было много помещичьих имений, приняли широкие размеры.

В 1905 г. принял участие в революционном движении, выполняя различные технические поручения местной организации РСДРП, как-то: печатание на гектографе, распространение прокламаций и хранение оружия. В 1906 г. официально вступил в глуховскую организацию РСДРП. В 1907 г. в марте месяце я был арестован за участие в забастовке и заключен в тюрьму, откуда был освобожден через 1 1/2 месяца.

В январе 1908 г. я был арестован в г. Глухове за принадлежность к РСДРП. Просидев 10 месяцев в предварительном заключении, я был приговорен выездной сессией Киевской судебной палаты в Глухове к 5 годам тюремного заключения, как несовершеннолетний. По окончании срока наказания я уехал в г. Вильно, откуда был выслан в г. Полтаву в январе 1915 г. по подозрению в антивоенной агитации.

В Полтаве работал в подпольном кружке РСДРП (большевиков) до начала революции. В период революции работал на различных советских и партийных постах. В 1918 г. принимал участие в основании коммунистической партии (большевиков) Украины и был членом ЦК названной партии в течение 5 созывов.

В том же 1918 г., как член ЦК коммунист. партии (б) Украины, был командирован на Украину для подпольной работы и организации партизанских отрядов для борьбы с гетманско-петлюровским режимом, где был арестован и подвергнут расстрелу. Бежав из-под расстрела раненый, я должен был скрываться до прихода красных войск.

В 1919-1920 г. был мобилизован на фронт на борьбу с деникинцами. За время гражданской войны я был под угрозой расстрела 4 раза. В первый раз это было в декабре 1917 г., когда войска Центральной Рады, именно полк Богдана Хмельницкого, разгромили полтавский совет. Я с группой товарищей был захвачен и подвергнут жестоким издевательствам. Всем угрожала смерть.

Я, как гласный демократической Полтавской думы, был по ее настоянию освобожден. Второй случай мною уже был описан выше. Третий случай. Во время наступления деникинцев на Украину я был назначен военкомом 2-й сводной дивизии.

Когда я прибыл в часть, положение было в высшей степени тяжелое. Это были последние дни власти Советов на Украине. Штаб стоял на ст. Круты Чер. губ. Задача наша состояла в том, чтобы задержать наступление деникинцев впредь до отступления и эвакуации г. Нежина. Но это было трудно, так как неприятель наседал, и наши части были деморализованы.

Я с небольшой группой пытался оказать сопротивление небольшому казачьему отряду, но мы были окружены, и я попал в плен, откуда, раненый в ногу, убежал. В 4-й раз, как председатель полтавского исполкома я был захвачен бандитами на ст. Ковяга Харьк. губ. Был жестоко избит и брошен в погреб, как заложник.

Энергичным наступлением члена Реввоенсовета Южного фронта Берзина я был спасен. В 1922 г. был назначен членом Малого Совета Народных Комиссаров РСФСР, а в 1923 г. был назначен членом административно-финансовой комиссии при СНК Союза ССР, в каковых должностях состою и поныне.

[В 1927 году за участие в троцкистской оппозиции был исключен из партии и выслан в Астрахань. В январе 1930 года восстановлен в ВКП(б). С 1931 года работал в наркомате путей сообщения, затем - заместителем начальника "Кемеровохимкомбинатстроя". В январе 1937 года осужден по делу "параллельного антисоветского троцкистского центра" и расстрелян.]

Автобиография В.С.Довгалевского.
vlad17_gradov
Довгалевский, Валериан Савельевич [1885-1934], род. в 1885 г. на Украине, в селе. 13-ти лет от роду был отвезен в город, где поступил в гимназию. Страсть к чтению развилась рано. В 1903 г. я уже зачитывался марксистской литературой, а в 1904 г. вступил в члены "Спилки" при Южно-Русском бюро РСДРП. В конце 1905 г. перешел на нелегальное положение, работая в качестве профессионала.

В 1906 г. был арестован в Умани Киевской губ, и предан вместе с другими 11-ю товарищами Киевскому военно-окружному суду. Был оправдан, но тут же привлечем по другому делу, выпущен под залог, через 3 месяца вновь арестован и осенью 1907 г. приговорен Киевской судебной палатой к ссылке на вечное поселение.

Весной 1908 г. бежал из Приангарья - сначала в Красноярск, затем заграницу. Жил поочередно в Бельгии, Швейцарии, и Франции. Осенью 1908 г. в Льеже (Бельгия) вступил в ряды большевиков. Все время пребывания заграницей работал активно в партии, состоя секретарем большевистских групп.

В 1913 г. получил в Тулузе (Франция) диплом инженера-электрика. Все это время жил газетным заработком и уроками. Профессиональную карьеру начал рабочим. В 1914-1915 г. сотрудничал в "Le midi Soclaliste" до окончательного взятия газетой социал-патриотического курса. 1917 г. застает меня в Париже в должности заведующего эксплоатационным и техническим отделами крупной пиротехнической фирмы.

Июльские события застали меня в дороге в Россию. В Белоострове был арестован контр-разведкой водкой, вскоре выпущен на свободу в Петрограде и спешно сдан в солдаты на Украине.

1918-1919 гг. провел в армии; в 1920 г. последовательно - член комиссии СТО по восстановлению дорог Сибири и Урала и комиссар управления связи и электротехники НКПС. С весны 1921 г. по осень 1924 г. - сначала наркомпочтель РСФСР, а затем замнаркомпочтель СССР, одновременно ректор Московского Института Гражд. инженеров. Осенью 1924 г. назначен полпредом и торгпредом СССР в Швеции.

[В марте - октябре 1927 года был полпредом СССР в Японии. С 1927 года - полпред СССР во Франции. В 1934 году умер в Париже от рака. Похоронен у Кремлевской стены.]

"Они ничего не забыли".
vlad17_gradov
21 февраля сего года опубликовано "Обращение к органам власти Российской Федерации, политическим партиям, общественным организациям, представителям традиционных религиозных конфессий России" от имени "потомков Белых Воинов, их идейных преемников".

https://politprognoz.club/material?name=pologitkonecgragdanskoivoine

Это очередное напоминание о том, что "Бурбоны ничего не забыли и ничему не научились".

Показательно отношение авторов к идее "национального примирения": "Сегодня о годе и "празднике примирения" уже мало кто помнит, а вот взаимная вражда в российском обществе из года в год нарастает. Недавний провал идеи установить в Крыму памятник "примирению белых и красных" – ещё одно тому подтверждение. Характерно, что идея такого памятника не получила поддержки ни со стороны потомков Белых Воинов, ни со стороны тех, кто позиционируют себя в качестве идейных преемников большевиков. При этом отрицательное отношение к мемориалу "красно-белого примирения" обе стороны обосновали совершенно по-разному. Но в связи с этим скандалом хотелось бы обратить внимание и на другое: памятники в честь важных исторических событий и дат устанавливают уже по факту свершения этих событий. А такого события, как "примирение красных и белых" в российской истории – никогда не было!"

Последняя мысль - совершенно справедливая. Из этого делается вывод, что ввиду отсутствия примирения еще уцелевших красных нужно добить или принудить к полной капитуляции.

В этом перспективном деле авторы обращения рассчитывают на помощь правительства: "Отказ властей Российской Федерации от проведения в 2017 году официальных праздничных торжеств по случаю 100-летия большевицкого переворота свидетельствует о наличии понимания преступного характера и катастрофических последствий событий вековой давности. Однако для преодоления последствий национально-государственной катастрофы очень важно, чтобы это понимание было закреплено и в соответствующих юридических документах."

Отсюда следует практическое предложение: "Мы обращаемся к органам власти Российской Федерации, ко всем заинтересованным политическим партиям, общественным организациям, представителям традиционных религиозных конфессий России с предложением высказать свою точку зрения по затронутому выше вопросу и, проявив свою гражданскую позицию, решительно осудить тех, кто вверг нашу страну в Гражданскую войну, организовал геноцид русского и других народов России."

То есть, потомкам белых и пушистых воинов недостаточно отмены или переименования советских праздников. Они требуют запрета коммунистической идеологии и ограничения в правах ее последователей. А опыт многих европейских стран свидетельствует, что ничего невозможного в этом проекте нет.

?

Log in

No account? Create an account