[sticky post]Краткое оглавление.
vlad17_gradov
Политические прогнозы.
Революция 27 февраля 1917 года.
Июльские демонстрации 1917 года.
Революция 25 октября 1917 года.
Брестский мир.
Чехословацкий мятеж.
Изгнание Комуча.
Создание ВСЮР.
Разгром Колчака на Урале.
Бои за Касторное.
Бегство из Новороссийска.
Штурм Перекопа.
Десятый съезд РКП(б).

Автобиография С.И.Гусева.
vlad17_gradov
Гусев, Сергей Иванович [1874-1933] (перв. Драбкин, Яков Давидович), род. в 1874 г. в г. Сапожке Рязанской губ. Детство (до 5 лет) провел в г. Борисо-Глебске. Четырех лет от роду был на улице избит, как "жид", мальчишками. Это было первым поводом к недовольству существующим строем. До 10 лет проживал в селе Надеждино (Куракино) Сердобского у. Сарат. губ.

Убийство Александра II и особенно процесс народовольцев (более же всего помещенная в "Ниве" иллюстрация, изображающая Желябова и Перовскую в тот момент, когда их на повозке везут на казнь) произвели на меня очень сильное впечатление.

Не менее сильное впечатление осталось у меня от коронации Александра III, во время которой владелец имения кн. Куракин (владевший спиртоочистительным заводом и несколькими десятками кабаков в уезде) пожертвовал куракинским крестьянам несколько бочек водки, в результате чего они перепились до такой степени, что несколько человек на лугу перед княжеским дворцом, где производилась раздача водки, тут же умерли. Самодержавный царь, устроивший в начале своего царствования несколько еврейских погромов, слился в представлении моем с кровью и водкой.

В Куракине я попал под начало старой, бабушки, которая принуждала меня ежедневно читать по несколько часов длиннейшие еврейские молитвы. Позже к этому присоединилось изучение библии на древне-еврейском языке под руководством специально выписанного учителя. Результатом этого было непреодолимое отвращение к древне-еврейскому языку и ненависть к бабушке, к религии и к богу.

С 1884 по 1886 г. проживал в Сердобске, где через одноклассницу, дочь писателя-народника Слепцова, познакомился с последним и здесь впервые услышал о любви к народу, к мужику, к бедняку. Начавшееся еще в Куракине увлечение чтением (французские романы, вроде "Рокамболя" и "Монте-Кристо"), в Сердобске превратилось в страсть и на долгие годы стало непреодолимой потребностью.

В 1887 г. я переехал в Ростов н/Д. и там поступил в З-й класс реального училища. В этом же году "ненависть к богу" превратилась в инстинктивный атеизм, который в последующие два года под влиянием Дарвина стал сознательным убеждением. В 1890 г. впервые познакомился с нелегальной литературой (листки "Фонда вольной русской прессы", наполненные придворными сплетнями, и герценовский "Колокол"). В 1891 г. едва не был исключен из училища "за проповедь атеизма".

В том же году впервые услыхал о Марксе и о марксизме. Первой марксистской книжкой были "Очерки из общественной жизни животных" Каутского, произведшие на меня сильное впечатление. В следующем году свел знакомство с несколькими учениками городского училища, где сохранилась революционная традиция от бывшей ранее в Ростове н/Д., но совершенно разгромленной, сильной народовольческой организации.

Прочитал несколько книжек по французской революции и начал заниматься просветительной работой с отдельными рабочими (математикой, естественными науками, историей). Участвовал в кружке по изучению истории. В 1892 г. окончил реальное училище. В 1893 г. пытался поступить в Петербургский технологический институт, но из-за высокого конкурса для евреев не был принят.

Вынужден был поступить в банк в Евпатории, но через 8 месяцев службу бросил, порвал с родными и переехал в Одессу, где сильно бедствовал и голодал, занимаясь грошовыми уроками. Здесь я познакомился с бывшим народовольцем Леоновым, у которого достал первую и третью главу "Капитала", которые, однако, не сумел полностью осилить. Прочитал в тамошней публичной библиотеке немало книг.

В 1895 г. - вновь в Ростове, без определенных занятий. Вновь много читал и работал в кружке. В 1896 г. я поступил в петербургский технологический институт и тотчас же вступил в "Союз борьбы за освобождение рабочего класса", работал преимущественно на технической работе (устройство типографии - мимеографа печатание прокламаций, разноска литературы).

Прочитал за зиму 1896-97 гг. первый том "Капитала", Бельтова, Струве, Эрфуртскую программу, несколько нелегальных брошюр. Участвовал в демонстрации (четвертого марта 1897 г.) у Казанского собора в Петербурге по поводу самоубийства в Петролавловской крепости курсистки Ветровой.

В ночь на 21 марта арестован, при обыске найдены соц.-дем. брошюры и отпечатанная на мимеографе "Рабочая Газета". После 6-месячного пребывания в "Предварилке", где очень много читал (второй и третий том "Капитала", Зибер, ряд старых журналов), был выслан в конце сентября в Оренбург, а затем с января 1899 г. в Ростов н/Д. под гласный надзор полиции.ДобавкаCollapse )

Автобиография А.И.Гордона.
vlad17_gradov
Гордон, Абе Исакович (Николай, Дон, Менахем) [1884-?], по профессии наборщик, род, в 1884 г. в гор. Тукуме б. Курляндской губ., сын портного. В 1897 г. поступил учеником в типографию. В 1901 г. он, будучи в Риге, знакомится с рабочими с.-д. и начинает принимать участие в революционном движении, примыкая к латышской с.-д.

Весною 1905 г., совместно с латышским революционером Берзкальн, организовал в гор. Тальсене подпольную типографию для печатания латышских прокламаций. Вскоре после этого Г. арестовывается в Риге. Сидя в Рижской центральной тюрьме Г. примкнул к "Бунду".

Освобожденный из тюрьмы в ноябре 1905 г., Г. переезжает для работы в Тукум-Тальсенский район, где принимает участие в вооруженном восстании. Был предан военно-полевому суду карательной экспедиции генерала Орлова. Бегством спасся от приговора суда. Вместо него был захвачен во время обыска поезда совершенно невинный человек, но по внешности сходный с Г., сын тукумского фабриканта Куржанский.

Последний был по приговору военно-полев. суда повешен на дереве около ст. Стенден (б. Виндаво-Рыбинской ж. д.). В 1906 г. Г. работает в виленской организации "Бунда". Был там же арестован. В 1907 г. переезжает в Либаву, а потом в Ригу, его выбирают в рижский комитет "Бунда". В начале июня 1907 г. Г. вновь арестовывается в Риге, после разгона II государств. думы.

По выходе из тюрьмы ведет с.-д. работу в подпольн. профессиональных союзах и в культурно-просветит. общестые "Вестник Знания". В 1911 г. арестовывается в Риге на демонстрации, посвященной годовщине 9 января 1905 г. В 1912 г. опять арестовывается на короткий срок и по освобождении из тюрьмы участвует в организации всеобщей забастовки печатников в Риге в связи с выработкой нового тарифа.

Назначается в члены генерального стачечного комитета печатников Прибалт. края. Начались аресты печатников, и Г. удается бежать из типографии во время ее окружения полицией. По распоряжению ЦК "Бунда" Г. отправляется для партийной работы в Лодзь, где вскоре на собрании в союзе текстильщиков арестовывается и высылается из Лодзи.

Переезжает летом 1913 г. для партийной работы в Варшаву, откуда его избирают от варшавского рабочего кооператива на II всеросс. съезд кооперативов в Киеве. По окончании съезда его в Киеве арестовывают и после друхмесячной отсидки в Остерской тюрьме (Черниговской губ.) он вновь приезжает в Варшаву. Привлекается по лодзинскому делу по 102 ст. Вызывается в Гомель на совещание ЦК Бунда, где проваливается и уезжает в Берлин.

Поступает на работу в типографию. В начале империалист. войны совместно с другими русскими с.-д., в Берлине его арестовывают и отправляют в концентрационный лагерь в Дебериц. По возвращении в Берлин вновь арестовывается за принадлежность к германской с.-д. и по ходатайству К.Либкнехта, после короткой отсидки, был освобожден.

Переезжает для работы в Швецию. Через некоторое время порывает с Бундом и входит в заграничную группу большевиков. В апреле 1916 г. арестовывается в Стокгольме и высылается совместно с Н.И.Бухариным и Ю.Пятаковым в Норвегию. Уехал в Данию, где вел революционную работу среди еврейских пролетарских эмигрантов. Выпускает один номер революционной интернационалистской газеты, при участии Г.И.Чудновского и М.С.Урицкого на еврейск. яз. - "Арбейтер Штимме". Работает в типографии.

В 1917 г. весной приезжает в Ленинград. В ноябре этого же года избирается секретарем ленинградского союза печатников, потом председ. союза. В 1918 г. избирается членом ленингр. Совета Р. и Кр. Д. и в 1919 г. членом ленинградского комитета РКП(б).

[С 1927 года работал в Азово-Черноморском крае. В 1927 году исключили из партии. В 1928 году был восстановлен в партии, но в 1935 исключен вновь. Дату смерти не сообщают.]

Автобиография А.К.Гастева.
vlad17_gradov
Гастев, Алексей Капитонович [1882-1939], родился 26 сентября 1882 г. в г. Суздале Владимирск. губ. Отец его был учителем и умер, когда Г. исполнилось 2 года. Мать Г. была портниха.

По окончании городского училища, а затем технических курсов. Г. поступил в учительский институт, но был исключен оттуда за политическую деятельность.

Бросив ученье в 18 лет, отдался политической работе, скитался по тюрьмам, ссылкам и работал слесарем на заводах в Ленинграде, Харькове, Николаеве, а также в трамвайных парках по ремонту трамваев.

До 1917 г. находился на нелегальном положении. Скитальческая жизнь бросала Г. то на дикий север (ссылка в Нарымский край), то в Париж, куда он несколько раз эмигрировал, преследуемый за политическую деятельность За границей работал на заводах.

С 1901 по 1917г. состоял в РСДРП(б). В профессиональный союз (ВСРМ) вступил в 1907 г. С 1907 по 1918 г. был членом правления ленинградского союза металлистов, а в 1917-18 г. - секретарем ЦК ВСРМ. С момента Октябрьской революции работает в качестве профессионалиста, управляющего промышленными предприятиями и журналиста.

Художественные вещи Г. начал писать в 1900-х гг. В первый раз его произведение опубликовано в 1904 г. - рассказ "За стеной", из жизни политич. ссыльных. Сборники художественных произведений издавались несколько раз под заголовками "Поэзия рабочего удара". Последний сборник вышел в Москве в 1923 г.

В настоящее время Г. оставил деятельность в области художеств. литературы и всецело посвятил себя работе по органнизации труда. Своим последним художественным произведением Г. считает ЦИТ (Центральный Институт Труда ВЦСПС), которым он заведует и который воплощает все легендарные замыслы, вложенные в его художественную работу.

Основным научным трудом Г. является книга "Трудовые Установки" (издана в 1924 г.), где изложена методика ЦИТ'а по обучению трудовым приемам. Целый ряд книг им написан по вопросам профессионального движения, научной организации труда и строительства новой культуры: "Индустриальный мир", "Профсоюзы и организация труда", "Как надо работать", "Время", "Восстание культуры", "Юность, иди!", "Новая культурная установка" и др. Редакт. журнал "Организация Труда"' и сборник "КИУ" ("Конструктор-Изобретатель-Установщик").

[Был заместителем Председателя Совета по научной организации труда (СОВНОТ) при наркомате РКИ.
В 1926 году награждён орденом Трудового Красного Знамени "за исключительную энергию и преданность делу". С 1932 по 1936 год был Председателем Всесоюзного комитета по стандартизации при СТО. В 1935 году возглавлял советскую делегацию на Международном конгрессе по Стандартизации в Стокгольме.]

Автобиография Я.С.Ганецкого.
vlad17_gradov
Ганецкий, Яков Станиславович (Я.Фирcтенберг) [1879-1937]. Родился я 15 мая 1879 г. в Варшаве. Происхожу из буржуазной, довольно зажиточной семьи. Еще в юные мои годы отец мечтал о том, чтобы дать мне "хорошее" воспитание, много знания, чтобы я "стал знаменитым адвокатом", "крупным инженером" или кем-нибудь в этом роде...

Однако, с детских лет я как будто намечал себе другой путь. Уже тогда происходил во мне какой-то бунт. Меня раздражало положение прислуги, малое - по моему - вознаграждение учителя и т.п. Гимназия, с ее полицейским режимом, руссификаторскими тенденциями, со сквернейшими педагогическими методами - усиливала во мне этот бунтарский дух...

В 4-м классе у меня почти каждый день бывали скандалы с учителями или с пресловутыми "помощниками классных наставников". Редко проходил день без карцера, и если сразу собиралось несколько "проступков", то карцер откладывался на воскресные дни.

Гонение против меня усилилось после одного "политического" скандала. "Республиканец" директор гимназии предложил ученикам являться в гимназию в табельные дни. Хор пел, оркестр играл "боже, царя храни", вслед за тем ученики должны были кричать "ура". Два-три праздника прошли благополучно, а в следующий - все ученики открыли рты - но царствовала гробовая тишина...

Директор установил, что я был одним из зачинщиков. За это мне досталась тройка по поведению до конца года со внесением в кондуитный журнал: "во время хорового пения "боже, царя храни" смеялся и уговаривал младших учеников не кричать "ура"..."

Я окончательно считал себя тогда "революционером". Я принадлежал к тайному ученическому кружку (они существовали во всех гимназиях в Польше), который, однако, все меньше меня удовлетворял, вследствие царившего там шовинизма. Летом я ездил с семьей за границу на взморье. Там поглощал революционную литературу и на обратном пути, тайком перед своими, забирал ее с собой. Я имел ее кругом тела забинтованную бинтами.

Будучи в 5-м классе в 1896 г., я решил покинуть Варшаву - и гимназия стала невмоготу, и семья стесняла. Переехал я в Петроков. Здесь занятия в гимназии отошли на задний план. Бывало, я по целым неделям "по болезни" не ходил в школу. Удалось найти еще троих таких "усердных" учеников.

Днем мы в своем кружке серьезно занимались по политической экономии, читали Каутского, прошли за год почти весь первый том "Капитала" Маркса (хотя многое осталось в нем не понятым). По вечерам читали лекции местным рабочим, среди которых мы сорганизовали несколько кружков; через них распространяли нелегальную литературу, воззвания и т.п.

Намечалась так же связь с рабочими в окрестности, куда мы ездили весьма конспиративно, переодеваясь в штатское платье (тогда в гимназиях была специальная форма, солдатского типа), и выступали на собраниях в 40-50 человек.

В 1899 году, когда я уже был в 8-м классе, вследствие арестов некоторых товарищей в Варшаве, и мне угрожал провал: жандармы заходили уже на квартиру и стали усиленно расспрашивать про мою жизнь. История эта для меня кончилась вдвойне благополучно. Жандармы успокоились. Но заволновался отец и, желая выбить из моей головы все "глупости", снабдил меня большой суммой денег и отправил на рождественские каникулы повеселиться за границу.

Метод очень ловкий и почти верный. Но бедняжка был весьма огорчен, когда впоследствии узнал, что я в Берлине, Лейпциге, Париже своеобразно развеселялся, усердно посещая социалистические митинги.

Одно время я был под сильным влиянием Толстого, его "Крейцеровой сонаты". Принимал деятельное участие в организации среди учеников толстовских кружков, даже удалось созвать один съезд. Но это продолжалось недолго - и чистый марксизм потянул меня целиком.

В том же году, окончив гимназию, я поступил вольноопределяющимся на военную службу в Петрокове. Здесь мне угрожало дело в военном суде за то, что выругал командира полка. Но спас врач, удостоверивший, что я был в "возбужденном состоянии", и дело кончилось недельным арестом и 2-х-недельным "лечением" в военном лазарете.

Окончив через год военную службу, я поехал заграницу, где был два семестра Берлине и по одному в Гейдельберге и Цюрихе. Занимался естественными и общественными науками, но все более партийной работой, являясь связующим звеном между Польшей и заграницей.ДобавкаCollapse )

Автобиография К.Е.Ворошилова.
vlad17_gradov
Ворошилов Климент Ефремович [1881-1969]. Род. я в 1881 г. в с. Верхнее Екатериносл. губ. Отец служил сторожем на ж. д., а мать работала поденщицей. Отец, солдат Николаевской службы, был человеком вольнодумным и весьма своеобразным. Работая на самых тяжелых работах в помещичьих экономиях, рудниках и на ж.д., он часто менял места службы вследствие скандалов с хозяевами и администрацией.

Поэтому с раннего детства пришлось познакомиться с самой горькой нуждой. В один из периодов безработицы отца, ходил с сестрой "по миру", просить хлеба. С 6-7 лет пошел на работу выбирать колчедан на шахтах, за что получал по 10 коп. в день. К 10 годам вместе с отцом пас помещичий скот. В тот же период познакомился на практике с кулаком-мироедом. В одну из очередных голодух нашей семьи (отец исчез в поисках работы), меня взял к себе "в гости" дядя, брат отца, живший в деревне очень богато. Вместо гостя меня обратили в батрака и подвергали в течение года дикой эксплоатации.

Затем я снова на рудниках, уже мальчиком, в мастерских. В этот период меня зверски избили работавшие поденно крестьяне соседнего села, придравшись к какой-то глупости, а по сути за то, что меня приняли в мастерские, отказав одному из крестьян. Случай избиения меня - ребенка, целой артелью взрослых парней остался больным воспоминанием на всю жизнь.

Рос я неграмотным, и это весьма сокрушало мать, поставившую целью своей жизни, сделать меня настолько "образованным", чтобы я мог также читать псалтырь и часослов, как и ее отец (мой дед). Дальше ее мечты не шли. К несчастью в местах, где мы жили, не было школ. В 1893 г. в с. Васильевка Славянского у. открылась земская школа, куда я был принят. Учился две зимы и успешно окончил весь "курс наук".

За два года сменилось 3 учителя, и последний из них, С.М.Рыжков, оказался прекрасным учителем и воспитателем. Меня С.М. искренно полюбил, и я в семье учителя стал своим, близким. С.М.Рыжков, впоследствии член 1 Государств. Думы и второй секретарь ее (трудовик), был умным, честным, жизнерадостным и с высоко развитым общественным инстинктом человек.

Учась в школе, 14-15 лет я начал под руководством С.М. читать классиков и книжки по естественно-научным вопросам и тогда же начал прозревать на счет религии. В 1896 г. я поступил на завод при ст. Алчевская. Работая на заводе, я не переставал читать, а общение с учителем довольно быстро давало ростки - я умственно и культурно рос.

Однажды, кажется в 1897 г. или 1898 г., на завод был назначен полицейский пристав. Отсюда начинается моя политическая работа. Сей полиц. пристав Греков приехал к почтмейстеру, мимо которого проходили мы, подростки, человек 10-15. Все поздоровались с приставом кроме, меня. Пристав был ретив и глуп.

Соскочив со скамьи, где он сидел в обществе "дам", бросился ко мне с кулаками и требованием объяснить, почему я не поклонился. Я рассмеялся в лицо "начальству", и оно с гневом вцепилось в мою рубашку, а я в свою очередь запустил руки за галстук озверевшего сатрапа.

Почтмейстер и все мои товарищи исчезли, а я с легкими, правда, тумаками, был водворен в каталажку. На второй день я был освобожден, но преследования начались систематические и настойчивые. Сначала за мной следили "тайно", а затем стали ходить по пятам агенты пристава.

Преследования сделали свое дело: я не только открыто повел разговоры с учителем на политические темы, но уже завел знакомства и на заводе и среди учительства.ДобавкаCollapse )

Автобиография В.П.Волгина.
vlad17_gradov
Волгин, Вячеслав Петрович [1879-1962], род. в 1879 г. в семье чиновника, в молодости принимавшего участие в революционном движении 70-х г. (привлекался по делу 193). Под влиянием отца с ранних лет начал интересоваться вопросами революционного движения и социализма. В последних классах гимназии познакомился со старой революционно-народнической литературой.

При чрезвычайно суровом режиме окраинной гимназии (в Кишиневе) вплоть до поступления в 1897 г. в Московский университет (на естеств. отд. физико-математического факультета) не имел представления о борьбе, разделившей в середине 90-х годов революционную интеллигенцию. Лишь в Москве прочел первые произведения легального марксизма (книгу Струве, журнал "Новое Слово" и т.п.).

Летом 1898 г. на каникулах в Кишиневе познакомился с рядом революционеров различных оттенков. Среди них были Н.Быховский (впоследствии с.-р.), Зеленский (Надеждин), рано умерший писатель, пытавшийся примирить марксизм с терроризмом, Д.Б.Рязанов. В результате к концу 1898 г. марксистское миросозерцание окончательно оформилось. С этого же 1898 г. принимал участие в студенческих организациях, в которых встречался и сблизился с В.И.Невским, П.И.Квитой и др.

В 1899 г., почувствовав, что моим главным научным интересом является интерес к общественным наукам, в частности - к истории, перешел с математического факультета на историко-филологический.

Будучи марксистом с 1898 г., партийные поручения я получил впервые в 1901 г., каковой год и считаю годом моего вступления в РСДРП. С 1899 до 1902 г. принимал активное участие в студенческом революционном движении, в связи с чем был в 1901 г. выслан в Тулу под надзор полиции.

В 1902 г. был выслан в Восточную Сибирь. По возвращении из Сибири поселился сначала в Ростове н/Д, где примкнул к меньшевистской организации и ушел целиком в партийную работу в качестве пропагандиста и организатора. Работал в Одессе, где меня застала октябрьская забастовка 1905 г., манифест 17 октября и последовавший за ним погром. В конце ноября или начале декабря 1905 г. переехал в Москву (почти накануне декабрьского восстания).

К этому времени относятся мои первые литературные попытки - статьи о классах и массовой борьбе в какой-то из эфемерных рабочих газет того времени (названия не помню). В 1906 г. под моей редакцией выходило издание избранных отрывков из протоколов германской с.-д. партии (вышло 2 выпуска: "Программа партии" и "Аграрный вопрос"). В связи с этой работой почувствовал потребность в расширении своих исторических знаний, пробудился интерес к науке, временно отодвинутый на задний план практич. револ. деятельностью.

Осенью 1906 г. поступил вторично в университет, где работал, гл. обр., в семинариях по всеобщей истории: у Виппера, кривая развития которого была тогда особенно близка к марксизму, и у Виноградова. В 1907 г. научные занятия были прерваны новым арестом (в связи с провалом типографии), но кратковременным.

В 1908 г. был оставлен по представлению Виппера при университете. В центре научной работы с 1906 была история социализма. Социализму в Риме был посвящен реферат в семинарии Виппера, французскому коммунисту Ж.Мелье - кандидатская работа. Первая напечатанная историческая статья - о социальных теориях XVIII в. 1910 г. - связана с тем же кругом интересов.ДобавкаCollapse )

Автобиография П.И.Воеводина.
vlad17_gradov
Воеводин, Петр Иванович [1884-1964], род, в 1884 г.. сын пролетария и крепостной крестьянки, мальчиком начал работу на Русско-бельгийском заводе в Нижне-Днепровске и в 1899г., 15 л., принял участие в забастовке.

С этих пор началась его революционная деятельность и вскоре он проявил выдающийся организаторский и агитационный талант. Участие в с.-д. рабочих кружках способствовало его умственному и политическому развитию. В мае 1901 г., по делу группы "Южн. Раб.", он был арестован в Екатеринославе и выслан в Саратов и здесь в 1902 г. за участие в политической демонстрации был арестован и приговорен судебн. палатой к 2 1/2 годам тюремного заключения.

Отсидев этот срок в Самарской одиночке, он, по выходе на свободу, вошел в состав самарского комитета РСДРП фракции большевиков, а затем для революц. деятельности был командирован в Сибирь и работал в Чите и Омске. В 1905 г. В. опять был арестован и выслан в Уфу под надзор полиции, но бежал в Самару, где в октябрьские дни был одним из руководителей революц. движения и начальником боевой дружины.

Отсюда он был переброшен Восточным Бюро фракции большевиков на Урал, руководил всеобщей забастовкой в Златоусте, был арестован и просидел 4 года в тюрьме до 1910 г. По выходе из тюрьмы он в Самаре нашел большев. организацию разгромленной и в числе других энергично принялся за ее восстановление, но скоро опять был арестован, скрылся и бежал в Америку, откуда вернулся в 1913 г. в Баку, здесь был захвачен во время всеобщей забастовки, отправлен в Самару и затем в Нарымский край.

По дороге В. с парохода бежал в Баку, опять был пойман и снова сослан. В ссылке В. занимался организацией крестьянских кооперативов, а после февральской революции - организацией рыбаков и промысловых рабочих Нарымского края.

В 1919 г. В. был комиссаром поезда "Октябрьская Революция" в поездках по Зап. и Южн. фронту с М.И.Калининым, затем членом ВЦИК 5-го и 6-го созывов. Литературная работа В. началась еще до революции, сотрудничеством в нелегальных изданиях, а после ее продолжалась в "Правде", "Известиях ВЦИК", "Экономич. Жизни", затем в литературном издательстве Самарск. губкома. и Самарском Госиздате.

В 1921-22 г. работал в Главполитпросвете зам. завед. Художеств. сектором Наркомпроса, завед. Всеросс. Фото-Кино Отделом. После был одним из организаторов Совета Съездов трестированной промышленности и транспорта и управл. делами этого Совета. В 1923 г. откомандирован на работу по пропаганде электрификации СССР, являясь ответственным редактор журн. "Электричество", "Электрификация" и изданий Главн. Электротехнич. Управления ВСНХ СССР.

В. является одним из организаторов и состоит членом "Общества старых большевиков", а также "Научно-технич. Общества содействия электрифик. СССР" (в последнем - зам. председ. правления).

[Был председателем Краевого продовольственно-экономического совета Западной Сибири и Урала, а затем председателем Западно-Сибирского совнархоза. В 1940 году вышел на пенсию. В 1964 году присвоено звание Героя Социалистического Труда. Умер в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.]

Автобиография М.Ф.Владимирского.
vlad17_gradov
Владимирский, Михаил Федорович [1874-1951], род, в 1874 г. в г. Арзамасе Нижегородской губ. Первое знакомство с революционным движением и учением Маркса получил в нижегородских марксистских кружках в начале 90-х годов.

В рабочем революционном движении начал работать с 1895 г., когда, будучи студентом-медиком Московского универс., как член одного из руководящих социал-демократических кружков, работал в качестве пропагандиста и организатора в рабочих кружках, позднее - в начале 1896 г. - в Московском Рабочем Союзе, образовавшемся из слияния нескольких руководящих социал-демократических кружков и отдельных рабочих кружков.

В 1896 г. был арестован и после нескольких месяцев заключения в тюрьме выслан в провинцию. В 1898 г. получив разрешение вернуться в Москву, вступил снова в работу и был членом Московского комитета социал-демократической партии (после первого съезда партии начали создаваться отдельные местные комитеты партии). Весной 1899 г. во время студенческих движений - снова выслан из Москвы в провинцию. После этого уехал за-границу, где, продолжая свое медицинское образование, работал в заграничной организации "Искры".

С 1903 г. по начало 1905 г. работал в Нижегородской организации, осенью того же года переехал в Москву и как член Московского комитета партии (большев. организации) принимал активное участие в работе Московской организации в революции 1905 г.

После декабрьского восстания работал в Областном комитете партии (центральной части России), в 1906 г. был арестован и предан суду. До суда эмигрировал заграницу, где (во Франции) оставался до 1917 г., работая там в организациях партии (парижская группа большевиков, Комитет заграничных организаций и др.).

Возвратившись в Россию в июле 1917 г. работал в Московской партийной организации, был назначен комитетом в состав "партийной пятерки" по руководству октябрьским восстанием. После октябрьской победы был делегирован партией и Советом в качестве председателя совета районных дум (центральный орган по управлению хозяйством гор. Москвы).

Позднее работал в президиуме Московского Совета и Московской партийной организации, от которой был послан на VII съезд партии, где был избран в Центральный комитет партии. Позднее принимал участие в советской работе, как член президиума ВЦИК и заместитель народного комиссара Внутренних Дел.

С 1922 г. работаю на Украине, как заместитель председателя Совнаркома и председатель Госплана, с 1924 г. - как секретарь Центрального комитета коммунистической партии Украины. Литературные работы по вопросам строения советской власти: "Организация Сов. власти на местах" (М. 1919 и 21 г.) и отдельные статьи в журнале "Власть Советов".

[C 1927 по 1951 год был председателем Центральной ревизионной комиссии ВКП(б). В 1930—1934 годах по совместительству занимал пост народного комиссара здравоохранения РСФСР. Похоронен в Кремлёвской стене.]

Автобиография М.К.Владимирова
vlad17_gradov
Владимиров, Мирон Константинович [Шейнфинкель, 1879-1925]. Род. в г. Херсоне 15 ноября 1879 г. Отец мой, арендатор, занимавшнйся сельским хозяйством, серьезно заболел, когда я еще был ребенком (7-8 лет), и семья наша была поставлена в материальную зависимость от отца матери - зажиточного домовладельца. Не испытывая острой нужды в самом необходимом, приходилось, однако, часто переживать серьезные затруднения, главным образом, из-за болезни отца.

13 лет поступил в с.-х. училище, которое не кончил (прошел только 5 классов, а шестой специальный, оставил) по соображениям отчасти принципиального характера, так как меня хотели оставить на второй год не потому, что у меня не были переводные отметки, а потому, что я мало прилежно относился к школьным занятиям.

С 17-18 лет принимаю участие сначала в гимназических кружках, а затем и в рабочих в качестве лектора по ряду вопросов. преимущественно политической экономии и истории. Около года прослужил в губернском статистическом управлении, где более близко знакомлюсь с положением крестьянства, но в горячих спорах между народниками и марксистами становлюсь решительно на сторону последних.

Отдельные номера "Искры", попадающие в Херсон, побуждают меня принять меры к поездке заграницу, которая и удалась в середине 1902 г. Сначала в Берлине, а в конце года в Берне усиленно знакомлюсь с партийной обстановкой и отношениями, вступаю в бернскую группу "Искры". Однако сама по себе заграничная обстановка тяготит.

В мае, после разговоров с Владимиром Ильичем Лениным и Надеждой Константиновной, уезжаю в Россию с явкой в Киев, но июньская забастовка и провалы, связанные с нею, не дают мне возможности остаться в Киеве, так как не с кем было связаться по имевшимся двум явкам, и я на свой страх и риск отправляюсь в Гомель.

Главный мотив, побудивший меня отправиться в этот город, вытекал из факта полнейшей неорганизованности пролетариата всего района, что так ярко выявилось во время погрома. В Гомеле нашел ячейку из пяти рабочих, которую перенял от доктора Залманова, вскоре уехавшего.

Постепенно удалось привлечь новые кадры, и спустя несколько месяцев гомельская организация "Искры" настолько укрепляется, что кладется в основание вместе с новозыбковской группой Полесского комитета, который охватил своим влиянием, прокламациями по поводу японской войны и главнейших событий того времени значительную часть Могилевской, Черниговской и часть Полтавской губ. (г.Ромны)

Будучи послан на съезд 1905 г., еду в Лондон, где собирается III съезд, хотя большинство организаций, входивших в Полесский комитет, склонялось к меньшевикам. Возвратившись немедленно после съезда в Россию, прилагаю все усилия, чтобы организационно связать все организации Полесского комитета с большевистским ЦК, но удается лишь не допустить этой связи с меньшевистским центром.

Но масштаб работы становится все более недостаточным, и в сентябре 1905 г. выезжаю в Петроград, где и прожил октябрьские дни. В начале ноября, по распоряжению члена ЦК тов. Богданова, командируюсь агентом ЦК на юг и начинаю свой объезд с Одессы. Там содействую объединению большевиков с меньшевиками под углом зрения обеспечения за большевиками руководящего влияния на массы.ДобавкаCollapse )

?

Log in

No account? Create an account